Перейти на главную страницу

18 сентября 2004 года

Письма в "Красную звезду"   

Квартирные страдания

Суббота

Подполковник Владимир Якименко служил в Вооруженных Силах с августа 1980 года, в частности на космодроме Байконур — с июня 1981 года. Вместе с ним все тяготы и лишения гарнизонной жизни в Казахстане разделяли члены его семьи: супруга, сыновья Анатолий и Алексей. Вчетвером ютились на 40 квадратных метрах служебной жилплощади. Ничего, рассуждали Якименко, придет время — и будет у них в России своя большая квартира, и не где-нибудь, а в Санкт-Петербурге, где прошло детство Владимира Анатольевича, где он учился и откуда призывался в армию.

Шло время. В соответствии с приказом командира части, где Якименко проходил службу, от 2 декабря 1998 года «О порядке учета военнослужащих, прохо­дящих военную службу на территории комплекса Байконур, нуждающихся в улучшении жилищных условий и предоставлении жилых помещений на территории Российской федерации», за три года до увольнения по достижени подполковником Якименко предельного возраста пребывания на военной службе жилищная комиссия части поставила Владимира Анатольевича на такой учет.

11 апреля прошлого года Якименко уволили в запас. Оснований для заключения с офицером нового контракта сверх предельного возраста пребывания на военной службе у командира не нашлось, а потому 22 апреля 2003 года Владимир Анатольевич был исключен из списков части.

А квартира в Санкт-Петербурге? Нет, ее Космические войска предоставить офицеру не смогли: с 1 июня 2001 по 31 декабря 2003 года строительство и покупка жилья в Санкт-Петербурге для Космических войск не производились. Но командир части, в которой служил Якименко, сделал все, что было в его компетенции.На основании рапорта Владимира Анатольевича в 2001 году в адрес Санкт-Петербургского комитета по жилищной политике он направил ходатайство о включении своего подчиненного с членами его семьи в списки на льготное получение жилой площади. Ходатайство с Байконура было удовлетворено, и семью подполковника Якименко занес­ли в списки военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий и избравших

местом жительства Санкт-Петербург, в связи с предстоящим увольнением, за... № 505.
-  Это сколько же ждать! - возмутился Якименко.
-   Хорошо, - ответили ему в части. - Предлагаем взять жилищный сертификат.
-  
С ним одна морока!
Отказался Владимир Анатолье
вич и от жилья, которое ему предлагали в поселке Коммунар Ленинградской области, и в городе Саратове. Зато решил бросить весь свой пыл на то, чтобы ему немедленно дали квартиру в Санкт-Петербурге. А для этого забросал жалобами какие только можно инстанции: от военных прокуратур разного ранга до приемных Президента Российской Федерации и министра обороны РФ. Дескать, меня не имели права уволить с военной службы без моего желания, не обеспечив квартирой именно в Санкт-Петербурге, и точка!
Из всех инстанций, куда поступили жалобы, приходили вежливые ответы: оснований для прокурорского наказания ваших командиров нет, от одних вариантов предоставления жилья на территории России вы отказались, в очередь на жилье в Санкт-Петербурге вы поставлены. Чего же еще?!Вот и я хотел бы понять логику поведения Владимира Анатольевича, который пришел в «Красную звезду» с очередной жалобой на действия должностных лиц Космических войск и Министерства обороны. Он принес с собой объемную пачку документов: на 10 листах его собственная версия произошедшего, десятки страниц официальных ответов на его запросы...

Якименко упирал на то, что после увольнения из Вооруженных Сил он не имеет права проживать на служебной жилплощади Минобороны России на территории иностранного государства, а квартиру в Санкт-Петербурге ему не дали. Дескать, попираются все его права как бывшего военнослужащего и гражданина России.

Но так ли это на самом деле? Я, например, склонен поддержать мнение военного прокурора космодрома Байконур полковника юстиции К. Абдубатаева, который, в частности, в своем официальном ответе написал подполковнику запаса Владими­ру Якименко следующее: «После увольнения с, военной службы не позднее, чем в трехмесячный

срок со дня прибытия на избранное место жительства (г. Санкт-Петербург в данном случае. — Прим. авт.), законом было гарантировано вам и членам семьи обеспечение органами местного самоуправления жилыми помещениями по установленным нормам».

Мы, разумеется, прекрасно знаем, что при нынешнем дефиците жилья для военнослужащих, в том числе и в северной столице, квартиру за три месяца отставнику получить невозможно. Знает об этом и полковник юстиции К. Абдубатаев, а потому далее в письме подполковнику запаса В. Якименко он указывает: «При невозможности предоставить жилые помещения по установленным нормам в трехмесячный срок органы местного самоуправления до их предоставления обязаны разместить в других жилых помещениях или ежемесячно выплачивать денежную компенсацию за счет средств федерального бюджета в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации».

К сожалению, вот уже несколько лет правительство не выплачивает денежную компенсацию за поднаем жилья бывшим военнослужащим - это тоже правда. Но если все же Владимир Анатольевич решился биться за квартиру в Санкт-Петербурге, то ему надо принимать те правила игры, которые сейчас сложились. Либо оставаться в служебном жилье на Байконуре и там дожидаться, когда подойдет его очередь на жилье в Санкт-Петербурге, либо переезжать в северную столицу, устраиваться на работу (45 лет для мужика не возраст!), снимать временное жилье и тоже ждать выделения администрацией города квартиры. Причем, наверняка, ждать годы.

Уверен, с помощью ГЖС Владимир Анатольевич купил бы себе квартиру в Санкт-Петербурге гораздо быстрее, хотя пришлось бы покрутиться, наверняка, что-то доплатить из собственного кармана.

Даже получив квартиру в поселке Коммунар Ленинградской области, Якименко мог бы ее продать и купить подходящее жилье в северной столице (правда, опять-таки с доплатой). К сожалению, таковы реальности нашей нынешней жизни.

Но от всего этого Владимир Анатольевич отказался. Видимо, ему легче писать жалобы и витать в облаках призрачных иллюзий...

Сергей КНЯЗЬКОВ, «Красная звезда».